WordPress

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 1
Самое важное по теме: "Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода" с полными данными и описанием от специалистов. Если после прочтения возникли вопросы, то обращайтесь к дежурному консультанту.

Сквозной налоговый подход: что это и как это работает

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 2

Одним из направлений борьбы стало недопущение применения на основании соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН) льготных ставок налога, удерживаемого в России у источника выплаты, теми компаниями, которые учреждены в зарубежных юрисдикциях только или преимущественно ради налоговых выгод. Вступившие в силу в 2015 году поправки в Налоговый кодекс стали требовать, чтобы для применения льгот по СИДН иностранная компания-получатель платежа подтвердила бы, что она имеет фактическое право на получаемый доход (ФПД), то есть может использовать его по своему усмотрению. Это означает не только отсутствие юридически закреплённых обязательств по передаче такого дохода кому-либо, но и экономическую самостоятельность такой компании, а также её организационную способность самостоятельно принимать решения о дальнейшей судьбе полученных средств.

Сквозной подход: зачем он нужен

Параллельно с такими ограничениями в НК РФ появились и правила, позволяющие в случае невозможности применения СИДН к первому получателю дохода обложить такой доход в России налогом по ставке, которая применялась бы, если бы доход выплачивался непосредственно обладателю ФПД. По сути, это правило сводится к тому, что для налоговых целей промежуточные звенья в цепочке выплат между источником дохода и обладателем ФПД игнорируются. Если обладатель ФПД – иностранец, то применяются ставки налога, предусмотренные соответствующим СИДН, а если налоговый резидент России – то предусмотренные НК РФ ставки налога на доход физического лица либо налога на прибыль организации. Такое правило, разработанное ОЭСР и известное в практике международного налогообложения как look-through approach, в русском языке получило название «сквозного подхода». Его применение для российских бенефициаров может оказаться даже более выгодным, чем использование «устаревших» схем с использованием офшоров. Например, при выплате дивидендов, фактическим получателем которых будет физлицо, российский налог по ставке 13% будет уплачен только один раз, а потерь на налоге на основании СИДН просто не возникает.

Необходимо признать, что первоначальная редакция норм Налогового кодекса, вводящих «сквозной подход» (ст. 7 и 312 НК РФ), оказалась достаточно несовершенной. В частности, принципиальная возможность применения сквозного подхода была продекларирована в законодательстве только для дивидендных платежей. Применение его к процентному доходу, лицензионным платежам и иным доходам, облагаемым налогом у источника, не запрещалось, но и не было предписано. Это давало Минфину и налоговым органам основания утверждать, что ни к каким доходам, кроме дивидендов, сквозной подход не применяется и, следовательно, при отсутствии ФПД у первого получателя платежа такие доходы облагаются по предписанной НК РФ ставке налога в 20%. Эта позиция явно не соответствовала целям концепции ФПД, ведь в этом случае промежуточные звенья выплат не игнорировались, а делали невозможным применение СИДН конечным получателям платежа.

Сквозной подход: к чему он применяется

Тем не менее, изменениями, вступившими в силу ретроспективно с 2018 года, прямо предусмотрена возможность применять сквозной подход ко всем платежам, облагаемым налогом у источника. Это означает, что, если фактический получатель дохода мог бы, например, претендовать на необложение налогом у источника дохода в виде процентов (такое условие содержится в большинстве СИДН), если бы был первым получателем дохода, то такое право у него будет и в случае, если между ним и компанией-источником дохода находится одна или несколько промежуточных компаний.

Более того, нововведения прямо допускают применение сквозного подхода к тем случаям, когда первым получателем дохода является компания, учреждённая в офшорной юрисдикции, не имеющей СИДН с Россией. Несмотря на то что такого запрета не было и в предыдущих редакциях НК РФ, существовавшую неясность Минфин трактовал против налогоплательщиков.

Ещё важной новеллой стало то, что тест наличия или отсутствия ФПД должен проверяться применительно к каждой выплате дохода, а не к налогоплательщику как таковому. Это значит, что в отношении каких-то выплат получатель может иметь ФПД, а в отношении каких-то – нет. Например, иностранная компания, являющаяся и учредителем, и заимодавцем в отношении российской организации, может быть обязана перечислять полученные от «дочки» проценты банку, а дивидендами может распоряжаться по своему усмотрению. Таким образом, отсутствие ФПД в отношении какого-либо платежа не предопределяет невозмож ности для лица признать за собой ФПД на дальнейшие выплаты.

Кроме того, нововведениями существенно упрощено подтверждение своего ФПД рядом налогоплательщиков: физических лиц, государственных суверенных фондов и ряда публичных компаний, чей статус позволяет презюмировать наличие у них ФПД. Фактически для применения сквозного подхода к доходу этим категориям налогоплательщиков нужно заявить о наличии у них ФПД, и в необходимых случаях подтвердить, что они относятся к соответствующей категории налогоплательщиков.

Сквозной подход: как применять

В идеальном случае с применяемой к «зарубежной» выплате ставкой налога нужно определиться уже в момент её совершения. Между тем компания-источник дохода не всегда может достоверно оценить наличие ФПД у непосредственного получателя дохода, и применение льготной ставки налога может вызвать претензии налогового органа. В этом случае после ознакомления с актом налоговой проверки налогоплательщику необходимо определиться, будет он отстаивать применение СИДН со страной резидентства первого получателя или попросит о применении сквозного подхода (возможно, с доплатой налога). Во втором случае документы, подтверждающие ФПД и право на возможные льготы, должны быть предоставлены до вынесения решения налоговым органом. На последующих стадиях спора претендовать на пониженные ставки налога будет существенно сложнее.

http://pravo.ru/opinion/213089/

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода

Вопрос: Когда иностранная организация должна предоставить российской организации, выплачивающей доход, подтверждение фактического права этой иностранной организации на доход для целей налогообложения налогом на прибыль?

Ответ: По смыслу положений п. 1 ст. 312 Налогового кодекса РФ подтверждение о фактическом праве иностранной организации на доход должно быть предоставлено налоговому агенту для целей исчисления налога на прибыль до даты его выплаты. Вместе с тем предоставление подтверждения в более поздний срок не является основанием для привлечения налогового агента к уплате пеней.

С.В.Разгулин
Действительный
государственный советник
Российской Федерации
3 класса
01.07.2016

http://socvoprosy.ru/2019/vyplaty/29/page171.html

Если налоговый агент получил подтверждение резидентства контрагента после выплаты ему дохода, начисление пеней неправомерно

Актуально для: организаций, выплачивающих доходы иностранным компаниям

Разъяснения: в пользу плательщика

При выплате дохода иностранной организации вы должны исчислить, удержать и уплатить налог на прибыль в качестве налогового агента (п. 1 ст. 310 НК РФ). Однако из данного правила есть исключения. В частности, это случай выплаты дохода, не облагаемого налогом на прибыль в РФ в соответствии с заключенными ей международными договорами.

При этом условием освобождения от «агентских» обязанностей является предоставленное иностранной организацией подтверждение того, что она имеет постоянное местонахождение в том государстве, с которым у России есть международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения. Подтверждение должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства (пп. 4 п. 2 ст. 310, п. 1 ст. 312 НК РФ).

В идеале располагать таким подтверждением вы должны уже на дату выплаты дохода иностранному контрагенту. Тогда у вас будут все основания не удерживать налог.

Если же оформленное надлежащим образом подтверждение получено позднее, инспекция может начислить вам пени за период с момента выплаты дохода до получения подтверждения. Но их можно оспорить. Доказательство тому – Определение ВС РФ от 23.09.2014 по делу № 305-ЭС14-1210, А40-14698/13. Суд подчеркнул, что согласно ст. 75 НК РФ пенями обеспечивается исполнение обязанности по уплате налога. В данном случае такая обязанность отсутствует, а ответственность за представление сертификатов резидентства после фактической уплаты дохода НК РФ не установлена. Следовательно, начисление пеней неправомерно.

Однако заметим, что практика ФАС по данному вопросу неоднозначна. В ней встречаются также примеры судебных решений не в пользу налогоплательщиков.

http://nalog-nalog.ru/nalog_na_pribyl/nalogovyj_agent_nalog_na_pribyl/esli_nalogovyj_agent_poluchil_podtverzhdenie_rezidentstva_kontragenta_posle_vyplaty_emu_dohoda_nachislenie_penej_nepravomerno/

Разъяснение ФНС России по вопросам применения концепции фактического получателя дохода

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 4

Федеральная налоговая служба направила в налоговые органы Письмо от 17.05.2017 г. № СА-4-7/[email protected] по вопросам применения понятия фактического получателя дохода (ФПД), предусмотренного соглашениями об избежании двойного налогообложения. Цель Письма – повысить эффективность проверки налоговыми органами обоснованности применения налоговыми агентами льготных ставок налога на прибыль с доходов, выплачиваемых иностранным компаниям.

Основные положения Письма заключаются в следующем.

  1. При решении вопроса о ФПД Модельная конвенция и Комментарии к ней будут рассматриваться налоговыми органами в качестве дополнительного источника толкования соглашений об избежании двойного налогообложения (СОИДН). При применении термина ФПД налоговые органы должны будут исходить из целей и задач СОИДН.
  2. Для доказывания наличия или отсутствия ФПД налоговые органы должны использовать информацию, полученную не только из иностранных юрисдикций, но и из коммерческих баз данных, открытых реестров иностранных компаний, а также из общедоступных источников.
  3. Для отказа в применения льготной ставки налогообложения в случае, если будет установлено, что непосредственный получатель дохода не является ФПД, налоговый орган не обязан устанавливать, кто в действительности обладает таким статусом – автоматически будет применена ставка налога, установленная НК РФ. В то же время, ФНС России поясняет, что этого можно будет избежать, если налогоплательщик (налоговый агент) предоставит до вынесения решения по налоговой проверке документальное подтверждение того, кто является фактическим получателем дохода.
  4. Концепция ФПД будет применяться не только к пассивным доходам, выплачиваемым иностранным компаниям (в виде дивидендов, процентов и роялти). Поскольку концепция ФПД, по сути, является механизмом по борьбе с неправомерными злоупотреблениями льготными условиями СОИДН, она применяется «в отношении различных видов выплачиваемых иностранной организации доходов», то есть к активным доходам тоже. Таким образом, налоговые органы будут проверять ФПД в отношении любых выплаченных доходов из источников в РФ. В связи с этим российским налогоплательщикам нужно быть готовыми иметь и своевременно предоставить налоговому органу подтверждения не только о резидентстве получателя дохода, но и о том, что именно это лицо — ФПД*, при этом по каждому доходу, выплаченному иностранной компании.
  5. ФНС России на основе анализа судебной практики определила критерии ФПД, которыми будут руководствоваться налоговые органы при проведении проверок. Льготы будут предоставлены лишь тем компаниям, которые подтвердят (а) экономическое присутствие получателя дохода в стране резидентства, (б) наличие у него широких полномочий по распоряжению полученным доходом и (в) то, что это лицо использовало выплаченный ему доход в своей предпринимательской деятельности.
  • самостоятельность принятия директорами иностранных компаний решений,
  • осуществление предпринимательских функций,
  • наличие признаков ведения деятельности (персонал, офис, общехозяйственные затраты),
  • несение коммерческих рисков,
  • наличие или отсутствие юридических и фактических обязательств по дальнейшему
  • перечислению дохода,
  • наличие или отсутствие системности транзитных платежей по перечислению дохода от лица резидента-участника соглашения в адрес лица, не имеющего льгот по соглашению.

Согласно Письму налоговые органы должны не ограничиваться анализом лишь спорных операций по перечислению дохода от российского лица в адрес иностранной компании, а давать оценку экономической деятельности группы в целом.

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 5

О чём подумать, что сделать

В связи с применением понятия ФПД, исходя из целей и задач СОИДН, налоговые органы будут рассматривать концепцию фактического получателя дохода как механизм по борьбе с неправомерным применением льготных положений международных налоговых соглашений, распространяя ее действие на любые виды выплат иностранным лицам, источником которых является РФ. Это повлечет за собой проведение налоговых проверок российских компаний, выплачивающих не только пассивный доход, но и активный. Таким образом, расширится круг субъектов, которые будут проверены на соответствие критериям ФПД, и которым при выплате активных доходов могут предъявляться претензии по формальным основаниям – ввиду отсутствия подтверждения фактического права на доход, как того требует ст.312 НК РФ.

Так как критерии неоднозначны, а в некоторой части и не соотносятся с положениями Комментариев к Модельной конвенции, налоговым агентам необходимо обдуманно подходить к каждому из названных критериев, учитывать специфику и особенности ведения бизнеса.

Налоговые проверки не ограничатся анализом лишь операции по перечислению дохода от
российского лица иностранному – оценка будет дана в отношении всей экономической деятельности группы. Следовательно, налоговым агентам целесообразно самим, не дожидаясь начала налоговой проверки, проанализировать структуру организации бизнеса на наличие риска применения концепции ФПД и при необходимости принять решение о ее реструктуризации.

Помощь консультанта

Специалисты юридической компании «Пепеляев Групп» оказывают широкий спектр услуг в области комплексной поддержки бизнеса по международным налоговым вопросам. Мы готовы оказать помощь в анализе ситуаций выплаты дохода иностранным лицам с точки зрения применения международных соглашений в части предоставления права на использование льгот (пониженных ставок и освобождений) при налогообложении отдельных видов доходов от источников в РФ.

Наши специалисты обладают богатым опытом по разрешению различных вопросов налогообложения и готовы оказать помощь в подготовке необходимых документов, информации, а также в выработке аргументированной позиции и отстаиванию интересов налогоплательщиков как перед налоговыми органами, так и в дальнейшем в суде.

http://www.pgplaw.ru/analytics-and-brochures/alerts/alrt/

Размышления о налоговых агентах и фактическом праве на доход

Недавно попались на глаза пара интересных писем Минфина, касающихся порядка уплаты НДФЛ налоговым агентом в рамках признания фактического права на доход (далее – ФПД) за физическим лицом — налоговым резидентом РФ. Эти письма (и запрос клиента) повторно навели на размышления о том, кто

, все-таки, и в каком порядке, должен уплачивать налог в том случае, если доход выплачивается из источника в РФ, но при этом получатель дохода не является реальным бенефициаром, а ФПД принадлежит налоговому резиденту РФ.

Вопрос отнюдь не праздный, так как от ответа на него будет напрямую зависеть та сумма, которая направится за границы нашей Родины в качестве выплаты кондуитной компании. Попробуем разобраться.

Итак, пунктом 4 статьи 7 Кодекса предусмотрен специальный режим обложения доходов, источником выплаты которых является территория РФ, в случае, если получателем таких доходов является налоговый резидент государства, с которым у РФ есть соглашение об избежании двойного налогообложения (далее – Соглашение), но у которого при этом отсутствует ФПД. Подпунктом 1 указанной нормы установлено, что если фактическим бенефициаром дохода является лицо — налоговый резидент РФ, то налогообложение производится в следующем порядке:

«…налогообложение выплачиваемого дохода (его части) производится в соответствии с положениями соответствующих глав части второй настоящего Кодекса

для налогоплательщиков, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, без удержания соответствующего налога в отношении выплачиваемых доходов (их части) у источника выплаты при условии информирования налогового органа по месту постановки на учет организации — источника выплаты доходов…».

Как мне кажется, приведенная формулировка заставляет задуматься, по крайней мере, о следующем: на основании пункта 1 статьи 226 Кодекса, российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик – физическое лицо получил доходы (за исключением ряда специфических доходов вроде доходов по операциям займа ценными бумагами и.т.д.), обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога.

Таким образом, основанием для исчисления и удержания налога налоговым агентом являются следующие операции:

1) Перечисление дохода российской организацией (источником дохода) иностранной организации в том случае, когда не могут быть применены нормы Соглашения, или такое Соглашение отсутствует (пункт 4 статьи 7 и пункт 1 статьи 310 Кодекса). В данном случае агент должен удержать налог на прибыль, условно-называемый налог на доходы иностранных юридических лиц (далее — НДИЮЛ);

2) Перечисление неспецифического (общего дохода) организацией физическому лицу. Например, такого, как плата за пользование результатом интеллектуальной деятельности (роялти).

Обе приведенные ситуации возложения обязанности по исчислению и уплате налога на налогового агента предусмотрены, как это указано в подпункте 1 пункта 4 статьи 7 Кодекса, «положениями соответствующих глав части второй настоящего Кодекса». Во всех этих случаях удержание налога осуществляется источником выплаты. В связи с этим, возникает вопрос:

об освобождении от удержания какого именно налога идет речь в указанном подпункте: НДИЮЛ или НДФЛ? А быть может источнику выплаты необходимо отказаться от удержания всех указанных «видов» налога?

Напомню, от этого будет прямо зависеть кто будет исчислять и уплачивать налог, агент или бенефициар, а также сумма, которая будет направлена получателю: полная или за вычетом 13% НДФЛ…

Минфин придерживался позиции, в соответствии с которой речь в рассматриваемой норме в части освобождения от удержания идет исключительно о НДИЮЛ. Так, например, в письме от 22.04.2015 N 03-08-05/23047 указано следующее: «По мнению Департамента, в рассматриваемом случае российской организацией, выплачивающей доход, не удерживается налог в отношении дохода иностранного лица, не имеющего фактического права на такой выплачиваемый доход (его часть), однако согласно соответствующим положениям Кодекса, такая российская организация будет выступать налоговым агентом в отношении дохода, получаемого российским резидентом — фактическим получателем».

Как мне кажется, позиция Минфина, выраженная в данном письме, была уязвима. Ведомство указывало, что в рассматриваемых ситуациях источник выплаты дохода будет являться налоговым агентом в силу специальных норм главы 23 Кодекса. Однако такое толкование не очень соотносится с соответствующей нормой.

Так, в статье 226 Кодекса указано, что налоговым агентом являются организации от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы

. Статьей 11 Кодекса предусмотрено, что источник выплаты доходов налогоплательщику — организация или физическое лицо, от которых налогоплательщик получает доход. Однако российский бенефициар в прямом смысле слова не получает дохода от источника выплат или в результате отношений с ним. Между данными лицами в целом не существует каких-либо правоотношений. Такой бенефициар не является получателем дохода непосредственно от источника выплат, что является обязательным условием для возложения на плательщика обязанности налогового агента.

Необходимо отдать должное, со временем позиция Ведомства эволюционировала. Хотя, если честно, мне кажется, что такая эволюция являлась не следствием осознания необоснованности выраженного ранее подхода, а фактом нажима со стороны крупных российских банков, так как отписана в отношении НДФЛ на доходы по депозитам, размещенным физическими лицами в иностранных банках, которые, в свою очередь, от своего имени, но за счет клиентов, размещают средства в Сбербанке РФ. Очевидно, Сбербанк очень не хотел быть налоговым агентом, а также не понимал, как объяснить «западным партнерам» минус 13% к сумме платежа.

Однако, как известно, «что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»

. Нет никаких гарантий того, что позиция Минфина, выраженная ранее для простых налогоплательщиков, а именно, удерживать НДФЛ, также претерпит изменения. Письма, касающиеся Сбербанка, были изданы в начале 2016 года. По иным ситуациям писем с положительным подходом нет, а вот с отрицательным — довольно много (в основном 2015 год). В этой ситуации каждому налогоплательщику предстоит самостоятельно для себя решать порядок налогообложения рассмотренных операций: не удерживать и уведомлять или удерживать и уведомлять (правда, тогда не понятно для чего уведомлять). Практика показывает, что многие выбирают безопасный путь, не вдаваясь в теоретические изыскания.

Будем следить за развитием событий. Stay tuned!

http://zakon.ru/blog/2017/04/14/razmyshleniya_o_nalogovyh_agentah_i_fakticheskom_prave_na_dohod

Налогового агента можно оштрафовать, если сертификат резидентства иностранной компании он получил после выплаты дохода

Автор: Мухин Г.

Комментарий к постановлению ФАС Московского округа от 17.01.2014 N А40-16818/13

В 2009 — 2010 гг. российская организация выплачивала кипрской компании, не имеющей постоянного представительства в РФ, доход в виде лицензионных платежей за право использования товарных знаков и программных продуктов. При этом российская организация не удерживала и не перечисляла в бюджет налог на прибыль. Она полагала, что указанный доход не облагается налогом в России на основании Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал».

Налоговый орган провел выездную проверку, по итогам которой привлек организацию к ответственности за невыполнение обязанности налогового агента и начислил соответствующие пени. Инспекция исходила из того, что, поскольку на момент выплаты дохода у налогового агента не было сертификата резидентства кипрской компании на 2009 — 2010 гг., он не мог применять налоговые льготы, предусмотренные международным договором для резидентов Республики Кипр. С таким решением организация не согласилась и обратилась в суд. Она ссылалась на то, что до выплаты дохода у нее был документ, подтверждающий резидентство кипрской компании на 2008 г., а в ходе выездной проверки она представила сертификат резидентства контрагента на 2009 — 2010 гг.

Суды всех трех инстанций поддержали позицию налогового органа. Они указали следующее. Платежи, которые иностранная организация получает в России в качестве возмещения за использование прав на объекты интеллектуальной собственности (в том числе товарных знаков), относятся к доходам от источников в РФ и облагаются налогом на прибыль, удерживаемым у источника выплаты (подп. 4 п. 1 ст. 309 НК РФ). По общему правилу российская организация должна исчислить и удержать налог при выплате такого дохода (п. 2 ст. 310 НК РФ). Исключение составляют, в частности, случаи выплаты доходов, которые в соответствии с международными договорами освобождаются от налогообложения в России (подп. 4 п. 2 ст. 310 НК РФ). Для этого иностранная компания должна предъявить российской организации (налоговому агенту) подтверждение своего постоянного местонахождения в том государстве, с которым Россия заключила международный договор, освобождающий указанный доход от налогообложения в РФ (п. 1 ст. 312 НК РФ). Подтверждение должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства (п. 1 ст. 312 НК РФ). Если иностранная организация представит налоговому агенту такое подтверждение до даты выплаты дохода, то последний освобождается от удержания налога у источника выплаты (абз. 2 п. 1 ст. 312 НК РФ).

При несоблюдении перечисленных условий, по мнению судов, налоговый агент должен удержать и перечислить в бюджет соответствующие суммы налога. Суды отметили, что, поскольку сертификат резидентства кипрской компании на 2008 г. не распространяется на последующие периоды, он не может быть основанием для освобождения российской организации от удержания налога при выплате дохода в 2009 — 2010 гг.

На основании изложенного, а также с учетом позиции Президиума ВАС РФ, выраженной в Постановлении от 20.09.2011 N 5317/11, суды признали законным решение инспекции о привлечении налогового агента к ответственности. Отметим также, что суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с Арбитражным судом г. Москвы и отклонили ссылку налогоплательщика на Постановление Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 N 1646/07, поскольку оно противоречит сформированной позже правовой позиции.

По мнению судов, представление организацией сертификата резидентства кипрского контрагента в ходе выездной проверки не свидетельствует об отсутствии события правонарушения, поскольку оно (в виде неудержания и неперечисления в бюджет налога) было совершено ранее – в период выплаты дохода. Вместе с тем суды согласились с налоговым органом в том, что пени начисляются налоговому агенту только за период с момента выплаты дохода до получения подтверждения факта резидентства. На доход, выплаченный после получения сертификата, налог, пени и штраф не начисляются.

ФАС Московского округа в Постановлении от 15.02.2013 N А40-59278/12-91-332 также признал противоречащим ст. 312 НК РФ и Постановлению Президиума ВАС РФ от 20.09.2011 N 5317/11 вывод нижестоящих судов о том, что выдача подтверждений резидентства после выплаты дохода позволяет признать правомерным неудержание налога российской организацией (налоговым агентом). ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 29.06.2012 N А32-30502/2010 (Определением ВАС РФ от 24.10.2012 N ВАС-13457/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ) отметил, что представление документа, подтверждающего резидентство иностранного контрагента непосредственно в суд, не имеет правового значения, поскольку такой документ отсутствовал при выплате дохода.

В то же время в Постановлении Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 N 1646/07 , на которое ссылалась организация в рассматриваемом деле, при аналогичных обстоятельствах приведена следующая позиция: налогового агента нельзя привлечь к ответственности за неудержание налога при выплате дохода иностранной компании, если документ, подтверждающий ее резидентство, был представлен в ходе налоговой проверки. Кроме того, ФАС Московского округа в Постановлении от 23.01.2014 N А40-14698/13-91-51 указал, что у налогового агента были основания не удерживать налог при выплате дохода иностранной компании в 2009 — 2010 гг., поскольку у него имелись сертификаты резидентства на предыдущие периоды, например на 2008 г.

Дополнительные материалы по рассматриваемому вопросу см. в Энциклопедии спорных ситуаций по налогу на прибыль .


http://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/698688.html

Если резидентство подтверждено после выплаты дохода, но до проверки, пени не начисляются

Определение Верховного Суда РФ от 23.09.2014 № 305-ЭС14-1210, А40-14698/13

Если налоговый агент получил подтверждение резидентства иностранной компании после фактической выплаты ей дохода, но представил его в инспекцию на момент проведения налоговой проверки, то пени агенту не начисляются. Суд пришел к данному выводу, рассмотрев следующую ситуацию. Российская организация выплатила иностранным компаниям без постоянного представительства в РФ доход, который освобождается от налогообложения в России в соответствии с соглашениями об избежании двойного налогообложения. В связи с этим она не удержала налог несмотря на то, что при выплате дохода у нее были подтверждения резидентства иностранных контрагентов только на предыдущий период (или подтверждения отсутствовали). Подтверждения на текущий период выданы компетентным органом иностранного государства и получены российской организацией позднее, но до проведения проверки налоговым органом. В данной ситуации инспекция начислила налоговому агенту пени за период с момента выплаты доходов до получения необходимых сертификатов резидентства (проставления на них апостиля).

Суды первых двух инстанций с налоговым органом не согласились, а ФАС Московского округа его позицию поддержал. Верховный Суд РФ отменил постановление суда кассационной инстанции в рассматриваемой части и признал начисление пеней неправомерным. Он исходил из того, что пени в силу ст. 75 НК РФ обеспечивают исполнение обязанности по уплате налога, а инспекция по итогам проверки установила отсутствие у организации такой обязанности. Кроме того, в НК РФ не установлена ответственность за представление сертификатов резидентства после выплаты дохода.

http://taxpravo.ru/analitika/statya-356332-esli_rezidentstvo_podtverjdeno_posle_vyiplatyi_dohoda_no_do_proverki_peni_ne_nachislyayutsya

Новости компании

О фактическом получателе процентного дохода

06 марта

Автор: Брызгалин Аркадий Викторович,

генеральный директор Группы компаний «Налоги и финансовое право», кандидат юридических наук

Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 9
Если подтверждение фпд получено после выплаты дохода - картинка 10Соавтор: Федорова Ольга Сергеевна,

заместитель генерального директора Группы компаний «Налоги и финансовое право» по экономическим проектам

Описание ситуации: компания выплачивает иностранной компании процентный доход в рамках заключенного договора займа и при этом не удерживает налог на прибыль у источника в Российской Федерации как налоговый агент. Неудержание налога связано с тем, что иностранная компания предоставила компании сертификат о постоянном местонахождении в государстве (далее – сертификат резидентства), с которым Россия имеет международный договор, регулирующий вопросы налогообложения (далее – СИДН), освобождающий процентный доход, выплачиваемый в адрес иностранной компании, от налогообложения в России.

Позднее физическое лицо – резидент РФ, воспользовавшись законом об амнистии, заявило о своем праве на доход, получаемый рассматриваемой иностранной компанией, в связи с чем выяснилось, что иностранная компания не является лицом, имеющим фактическое право на доход.

Вопрос. Как данная ситуация отразится на налоговых обязательствах компании за 2013 и 2014 гг.? Сущес­твует ли риск доначисления компании налоговых обязательств?

Ответ. При анализе вопроса о том, как рассматриваемая ситуация отразится на налоговых обязательствах компании, необходимо в первую очередь обратиться к последствиям добровольного декларирования физическим лицом собственных зарубежных активов.

Пунктами 3, 4 ст. 4 Федерального закона от 08.06.2015 № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлен запрет на использование сведений, содержащихся в декларации и документах, прилагаемых к декларации, в качестве основания для возбуждения уголовного дела, производства по делу об административном и (или) налоговом правонарушении в отношении декларанта и (или) номинального владельца имущества, а также в качестве доказательства в рамках уголовного дела, дела об административном и (или) налоговом правонарушении. Пункт 6 рассматриваемой статьи устанавливает в отношении рассматриваемых сведений режим налоговой тайны.

Таким образом, факт использования физическим лицом «амнистии» активов, будучи налоговой тайной, сам по себе не должен влиять на налоговые обязательства компании за 2013 и 2014 гг. и на их корректировку.

Вместе с тем данный факт может послужить толчком и причиной для проявления «особого интереса» со стороны налоговой службы к тому, как организация в 2013 и 2014 годах подтверждала (или хотя бы пыталась подтвердить) то, что иностранная компания имеет фактическое право на доход в виде процентов.

Так, согласно п. 1 ст. 312 НК РФ налоговый агент, выплачивающий доход, для применения положений международных договоров РФ вправе запросить у иностранной организации подтверждение, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода.

Данная норма действует с 2015 года, до этого момента никакого упоминания о запросе подтверждения фактического права на доход в НК РФ не было (кстати, с 2017 года по новой редакции п. 1 ст. 312 НК РФ «право» налогового агента на такой запрос уже превратится в его прямую обязанность – Закон от 15.02.2016 № 32-ФЗ).

Вместе с тем следует учитывать, что так называемая «Концепция ФПД» (фактического получателя дохода) не новшество НК РФ и не революция в отечественном налоговом праве. Данная концепция всегда присутствовала в Соглашениях об избежании двойного налогообложения (далее по тексту – СИДН) в виде указания на то, что льготные условия налогообложения дохода (дивидендов, процентов, роялти) применяются в том случае, если получатель такого дохода имеет фактическое право на доход.

Например, в ст. 11 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал»:

«3. Положения пунктов 1 и 2 не применяются, если лицо, имеющее фактическое право на проценты, будучи резидентом одного Договаривающегося Государства, осуществляет или осуществляло предпринимательскую деятельность в другом Договаривающемся Государстве, в котором возникают проценты, через постоянное представительство,…

Если по причине особых отношений между плательщиком и лицом, имеющим фактическое право на проценты, или между ними обоими и каким-либо другим лицом, сумма процентов, относящаяся к долговому требованию, на основании которого она выплачивается, превышает сумму, которая была бы согласована…».

Таким образом, налоговый агент для применения преференций, предоставляемых СИДН, должен иметь хоть какую-то уверенность в том, что получатель дохода обладает фактическим правом на этот доход. В отсутствие такой уверенности подразумевается, что должны применяться общие («нельготные») правила налогообложения.

Так, по вопросу документального подтверждения фактического права иностранной организации на доход Минфин РФ многократно (еще до новой редакции п. 1 ст. 312 НК РФ) разъяснял свою позицию:

«…налоговые органы вправе запрашивать у налогового агента дополнительные документы, подтверждающие, что лицо, претендующее на освобождение от налогообложения или применение пониженных ставок в РФ, соответствует статусу лица, имеющего право на льготы в соответствии с международным соглашением» (Письмо от 24.03.2014 № 03-08-РЗ/12735)

«В сертификатах резидентства, выдаваемых российскими и иностранными компетентными органами в целях применения международных договоров об избежании двойного налогообложения, сведения о бенефициарных владельцах (реальных распорядителях) доходов налогоплательщика не указываются…

…обязанность налогового агента принять меры к определению иностранных контрагентов как фактических получателей доходов не является для него излишней, поскольку такие меры необходимы для определения справедливой суммы налога» (Письмо от 24.07.2014 № 03-08-05/36499).

В Письмах от 01.04.2010 № 03-08-05, от 07.06.2008 № 03-08-05, от 30.12.2011 № 03-08-13/1, от 21.04.2006 № 03-08-02 Минфин РФ «напоминает» нам, что в целях применения СИДН кроме наличия договорных оснований для получения дохода иностранное лицо должно быть непосредственным выгодоприобретателем, то есть лицом, самостоятельно определяющим дальнейшую экономическую судьбу полученного дохода.

В Письме Минфина от 09.04.2014 № 03-00-РЗ/16236 «рекомендуется» производить оценку на предмет того, является ли лицо, претендующее на использование льгот, предусмотренных СИДН, фактическим получателем (бенефициарным собственником), и даже приводятся конкретные критерии такой оценки.

Более того, существует судебная практика, в рамках которой суды встают на сторону налоговых органов, признавая доказанность ими того, что иностранная компания, получающая доход, не является фактическим получателем дохода.

В частности, судебная практика подтверждает осуществление активного обмена информацией между налоговыми органами иностранных государств и налоговыми органами РФ. Так, например, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 08.09.2015 по делу № А56-55290/2014 указал:

«…в ходе проверки установлено, что фактическим владельцем организаций и получателем дохода от деятельности группы компаний … в проверяемом периоде являлся гражданин Щербаков В.И. Указанное обстоятельство подтверждается ответом, полученным от государственных органов Королевства Нидерландов, в рамках Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Нидерландов от 16.12.1996 «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество».

В соответствии с полученной информацией, «…в 2010 – 2011 годах компанией DOA№ B.V. управляли: Люк Роберт (Luc Robert)… Согласно заявлению г-на Роберта, конечным бенефициаром является Щербаков Владимир…».

Взаимодействие налоговых органов РФ с налоговыми органами иностранных государств также подтверждает и Решение Арбитражного суда республики Коми от 09.02.2016 по делу № А29-6805/2015:

«Инспекцией на основании ответов компетентных налоговых органов иностранных государств, информации из международных информационных агентств, а также открытых источников, установлено, что иностранная компания «United Company Rusal PLC» (о. Джерси) является материнской по отношению как к заявителю, так и к его спорному заимодавцу – иностранной компании «Коту Aluminium Cyprus Limited» (Кипр) с долей косвенного участия 100%».

Как видим, для применения льгот, предусмотренных СИДН, компании помимо сертификата резидентства иностранного контрагента необходимо было запросить у иностранной организации любые документы, подтверждающие, что именно она является фактическим получателем дохода (так называемый «защитный файл»).

Например, к таким документам Минфин РФ относит (Письмо от 24.07.2014 № 03-08-05/36499):

1) документы (информация), подтверждающие (опровергающие) наличие у получателя дохода права усмотрения в отношении распоряжения и использования полученными дивидендами, в том числе: документы, подтверждающие (опровергающие) наличие договорных или иных юридических обязательств перед третьими лицами (местом резидентства или регистрации которых является государство (территория), с которым Российской Федерацией не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения), ограничивающих права получателя дохода при использовании полученных дивидендов в целях извлечения выгоды от альтернативного использования; документы, подтверждающие (опровергающие) предопределенность последующей передачи получателем дохода денежных средств третьим лицам (местом резидентства или регистрации которых является государство (территория), с которым Российской Федерацией не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения);

2) документы (информация), подтверждающие возникновение у получателя дохода налоговых обязательств, подлежащих уплате, наличие которых подтверждает отсутствие экономии на налоге при последующей передаче полученных денежных средств третьим лицам (местом резидентства или регистрации которых является государство (территория), с которым Российской Федерацией не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения);

3) документы (информация), подтверждающие осуществление получателем дохода в государстве (территории), местом регистрации или резидентства которого является государство (территория), с которым Российской Федерацией заключен международный договор об избежании двойного налогообложения, фактической предпринимательской деятельности.

В противном случае (в отсутствие вышеупомянутых или любых иных документов) при оспаривании налоговым органом правомерности применения льготы Обществу придется доказывать такую правомерность в суде, где вопрос признания иностранной компании бенефициарным собственником в любом случае будет ключевым.

При этом следует понимать, что современные средства взаимодействия налоговых служб позволяют приводить им в налоговых спорах доводы и доказательства, выходящие далеко за рамки «общедоступной информации».

Кроме того, как указано в Модельной конвенции об избежании двойного налогообложения и Комментариях ОЭСР к ней:

«любая информация, полученная Договаривающимся Государством, считается конфиденциальной и сообщается только лицам или органам (включая суды и административные органы), занятым оценкой или сбором, принудительным взысканием или судебным преследованием в отношении налогов. Указанные органы могут раскрывать эту информацию в ходе открытого судебного заседания или при принятии судебных решений.

Данное замечание сделано в связи с тем, что если в рассматриваемой ситуации получатель дивидендов не соответствует критериям ФПД, то налоговый орган с высокой долей вероятности сможет представить в суд доказательства такого несоответствия.

Если же на текущий момент Общество не располагает «защитным файлом», мы рекомендуем хотя бы на данном этапе постараться получить от иностранной компании какие-либо документы (в т.ч., например, простое письмо), подтверждающие ее право на распоряжение получаемым процентным доходом.

В заключение отметим, что для налогового органа доказывание отсутствия у иностранной организации фактического права на процентный доход будет являеться гораздо более сложной задачей, нежели такое доказывание в отношении дивидендов. В случае процентного дохода контролирующему органу необходимо будет установить прямую взаимосвязь между процентами, получаемыми иностранной компанией, и доходом, получаемым физическим лицом от этой иностранной компании (например, в виде дивидендов). Однако, если такая взаимосвязь имеется, то задача налогового органа многократно упрощается, что повышает его шансы на успех в налоговом споре.

С учетом изложенного следует признать, что в рассматриваемой ситуации риск доначисления Обществу налоговых обязательств как налоговому агенту со стороны налоговой службы действительно существует.

Также необходимо понимать, что в отсутствие у Общества любых данных, позволяющих ей полагать, что иностранная компания имеет фактическое право на проценты, исход подобного налогового спора всецело будет зависеть от того, какими доказательствами обратного будет обладать налоговый орган.

http://www.consultant-so.ru/news/show/type/company_news/year/2017/month/03/alias/o_fakticheskom_poluchatele_protsentnogo_dohoda

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях