WordPress

Какие меры поддержки населения в европе

Какие меры поддержки населения в европе - картинка 1
Самое важное по теме: "Какие меры поддержки населения в европе" с полными данными и описанием от специалистов. Если после прочтения возникли вопросы, то обращайтесь к дежурному консультанту.

Спасти корабль без экипажа

Как власти помогают населению в США, Европе и России

Какие меры поддержки населения в европе - картинка 2

  • Какие меры поддержки населения в европе - картинка 3
  • 11 мая Владимир Путин анонсировал очередные меры помощи российским гражданам и компаниям. Даже с учетом последнего пакета по объемам поддержки экономики Россия пока заметно уступает многим развитым странам: 3.6–3.8% ВВП против 5–10% ВВП и более. При этом российская антикризисная политика начинает приобретать некоторые черты европейского подхода, хотя ее реализация больше походит на американский вариант поддержки.

    Американский подход

    Власти США сформировали и одобрили крупный пакет мер помощи экономике — более 11% ВВП. Это налоговые послабления, продуктовая помощь наиболее нуждающимся домохозяйствам, трансферы бюджетным системам штатов, выдача кредитов компаниям, выплата пособий по безработице тем, кто утратил занятость и т.д.

    Все предложенные властями меры оказались остро востребованными. В частности, за продовольственной помощью, и до пандемии COVID-19 обеспечивавшей десятки миллионов нуждающихся, выстроились многокилометровые автомобильные очереди.

    Две главные меры поддержки — кредитование компаний и пособия по безработице. Первая мера предназначается для того, чтобы спасти компании от банкротства. Вторая — чтобы помочь тем людям, чьи рабочие места все же не удалось уберечь от кризиса.

    Читайте также

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 4

    Испытание для страховой системы. Бросила ли Америка своих зараженных COVID-19?

    Хотя масштаб помощи американских властей выглядит внушительно, с инфраструктурной точки зрения американская экономика оказалась к ней плохо подготовленной.

    КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


    УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

    8 800 350 84 37

    Система социального страхования создавалась для поддержки безработных в условиях небольших кризисов, но не была готова к экономическим проблемам такого масштаба.

    Система кредитования не справляется с обработкой заявок компаний на получение экстренных заемных средств, из-за чего многие фирмы вынуждены объявлять себя банкротами. Кроме того, эта система содержит ряд ограничений на целевое использование кредитов, затрудняющих спасение предприятий. За происходящим начинает не успевать и судебная система, которой не хватает ресурсов, чтобы вовремя признавать фирмы банкротами.

    В результате компании, вместо получения помощи и реструктуризации бизнеса, вынуждены закрываться. Как следствие, число безработных увеличивается. Многие из потерявших работу людей не могут получить причитающиеся им пособия, потому что системы социального страхования многих штатов технически не справляются с валом запросов на получение пособия.

    Наконец, процесс оказания помощи в США содержит установку на то, чтобы не допустить к ресурсам поддержки тех, кто в помощи не нуждается. Из-за этого процессы излишне бюрократизируются, что затрудняет получение помощи. Одним словом, американская экономика плохо справляется с тем, чтобы оказывать помощь людям, попавшим в трудное положение.

    Помощь на клеточном уровне

    Скандинавские и многие западноевропейские государства выбрали более изящное решение: помогать компаниям при условии, что те сохраняют занятость. В отличие от традиционной архитектуры экономической помощи, использующей макроэкономические модели из крупнейших агрегированных величин — выпуска, потребления, инвестиций, госрасходов и пр. —

    такое решение рассматривает экономику как «гранулированную» структуру связанных друг с другом фирм и индивидов.

    Читайте также

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 6

    Датские печеньки. В Дании власти будут платить по $3 тыс. тем, кому пандемия COVID-19 мешает работать: интервью экономиста

    Это взгляд на экономику на «клеточном» уровне. Важно не допустить, чтобы погибали клетки — фирмы. Чтобы не нарушались связи между клетками в виде спроса и ответного предложения, потому что за счет связей клетки питают друг друга.

    Такая архитектура экономической поддержки позволяет «заморозить» существующую структуру экономики.

    В результате, сохраняются фирмы, их трудовые коллективы, ноу-хау и межфирменные связи.

    Читайте также

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 7

    Помощь под треск бюджетов. Как в Германии, Скандинавии и странах Балтии государство поддерживает бизнес

    Если говорить метафорически, оба вида помощи — американский и западноевропейский — направлены на спасение экипажа терпящего бедствие корабля. Но только американская помощь в результате становится спасением людей уже после того, как они оказались за бортом.

    Поддержка же в скандинавских и ряде западноевропейских стран заключается в спасении людей за счет сохранения целостности и функциональности корабля. Люди остаются на борту, и как только кризисная ситуация начнет отступать, корабль, как предполагается, сможет продолжить привычное движение.

    Проблема в том, что экономики западноевропейских государств не изолированы от остального мира. Многие из европейских компаний являются частью глобальных технологических цепочек. Они зависимы не только от поставщиков и клиентов из других стран, но и от цен, которые установятся в мире после ослабления ограничительных мер, а также от большого числа решений, которые примут власти других стран.

    Например, некоторые государства могут запретить своим гражданам выезжать за рубеж из опасений второй волны COVID-19. Но тогда туристическим отраслям западноевропейских экономик будет сложнее восстановиться, даже несмотря на текущую поддержку властей.

    Как только экономическая активность восстановится, станет очевидно, что многие глобальные экономические связи утрачены, и на их возобновление потребуется время.

    Будут ли готовы правительства западноевропейских и скандинавских стран продолжать оказывать своим компаниям поддержку и дальше, пока те восстанавливают свои операции, остается открытым вопросом.

    Средний путь

    Российский комплекс мер поддержки экономики в большей мере похож на американский, хотя стремление сохранить трудовые коллективы, о котором в своем выступлении 11 мая не раз заявлял президент, роднит его с западноевропейскими пакетами. В частности, правительство России выделило 81 млрд руб. на безвозмездную поддержку среднего и малого бизнеса при условии сохранения соответствующими компаниями 90% занятых.

    Кроме того, президент в своем обращении заявил о том, что компании могут рассчитывать на программу поддержки, в соответствии с которой сумма долга и проценты по нему будут прощены той фирме, которой удастся сохранить занятость.

    Пока можно лишь оценивать, какой будет сумма подобных кредитов, но вряд ли она составит более $7–8 млрд.

    Реализация же российских мер поддержки экономики — в том числе из-за стремления использовать более строгие критерии выдачи помощи — пока в большей мере напоминает американскую систему.

    Читайте также

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 8

    Деньги — детям, остальным — героическое будущее? Как государство собирается спасать экономику и всех нас

    В частности, анонсируя «майский» пакет мер, президент России подчеркнул, что при оказании поддержки предприятиям должны быть «исключены махинации, заключающиеся в том числе в создании «бумажных», т.е. фиктивных рабочих мест».

    Такие требования, с одной стороны, действительно ограничивают махинации с помощью, но с другой — неизбежно бюрократизируют весь процесс. В результате помощь могут не получить даже те, кому она причитается.

    Но главное в том, что размер помощи по-прежнему недостаточен. В России небольшим компаниям в виде субсидий и «прощаемых» кредитов вполне вероятно достанутся 8–9 млрд долл. В США же на похожие цели зарезервировано в 40 раз больше — $359 млрд.

    Такое различие — если оно станет фактическим, а не оценочным — никак не соответствует разнице в размерах российской и американской экономик.

    Впрочем, некоторые страны еще более сдержанны в помощи компаниям и гражданам. Например, индийское правительство с учетом уровня доходов в этой стране помогает еще меньше российского. В результате люди в Индии лишь получают на руки несколько килограммов риса, газ для приготовления еды и десяток–полтора долларов.

    Читайте также

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 10

    «До третьего этапа многие не доживут». Чем именно будут руководствоваться регионы при выходе из карантина?

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    http://novayagazeta.ru/articles/2020/05/11/85332-spasti-korabl-bez-ekipazha

    Социальная поддержка населения в различных странах Запада

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 11

    Типология государств благосостояния изложена в авторитетных научных трудах. В них чаще всего изучаются уровни затрат в виде социальных расходов и конечные результаты в виде уровня перераспределения, однако почти во всех работах рассматриваются только денежные пособия.

    Из исследований о направлениях денежных потоков можно сделать определенные, более или менее достоверные выводы относительно услуг. Сравнительный анализ денежных выплат и услуг, касающихся детей, проведенный Брэдшоу [Bradshaw etal., 1993] в 15 странах ОЭСР (Запада), привел к появлению совершенно иной классификации государств благосостояния. Наше определение социальной поддержки населения включает в себя и денежные выплаты, и услуги, а также формальную и неформальную, государственную и частную деятельность по оказанию ухода. Наша цель — показать, как изменяется подход к рассмотрению, во-первых, различных типов государств благосостояния, и (в последующем разделе) их реструктуризации, когда в центре всего анализа находится подобная концепция социальной поддержки.

    Уход за нуждающимися одновременно является и той проблемой, серьезность которой для государств благосостояния постепенно возрастает, и становится все более частым объектом социальной политики. Для того чтобы понять, почему уход становится все более проблематичным для государства и общества, необходимо обратить внимание на те изменения, которые произошли в самом контексте ухода, а именно: прибавились демографические, экономические и социальные факторы. Они-то и стали факторами давления, повышающими спрос на получение ухода, тогда как социальные факторы: в частности, меняющиеся нормы в отношении обязанностей семьи и родственников и роли женщин, — сыграли большую роль в трансформации условий, в рамках которых традиционно предоставлялся уход. Совокупность этих факторов фактически привела к снижению предложения по оказанию ухода, в то время как спрос на него вырос.

    В результате практически все европейские общества, за исключением Ирландии, переживают кризис социальной поддержки населения. Причины этого явления различны, так как разные типы государств благосостояния включали вопросы ухода в свою структуру по-разному. Хотя нет единственно верного или простого способа разделить государства благосостояния на соответствующие категории, можно выявить определенные тенденции в отношении социальной поддержки, применив продемонстрированную выше схему. Скандинавские государства в этой связи формируют отдельную, четко выраженную группу, где уход за престарелыми и детьми, скорее, — задача государства. Более половины всех детей дошкольного возраста в Скандинавских странах посещают государственные учреждения дневного пребывания, а каждый третий человек преклонного возраста является получателем ухода по месту жительства или помощи на дому.

    Модель обеспечения социальными услугами в этой части Европы в течение долгого времени включала в себя разнообразные услуги, организованные на местном уровне, доступные на общих основаниях и финансируемые за счет налогообложения. В этой связи затруднения, связанные с предоставлением там социальной поддержки, возникли в основном из-за дефицита бюджетных средств и в меньшей степени из-за разочарования в преимущественно государственной модели предоставления услуг. Именно Скандинавские страны действительно представляют собой некую группу со схожими характеристиками в организации социальной поддержки. На первый взгляд, страны Центральной и Южной Европы также можно объединить в одну категорию, с точки зрения предпочтения ими «частной» модели социальной поддержки. Однако это довольно большая и неоднородная группа, включающая в себя как бисмарковскую, так и средиземноморскую модели государств благосостояния, и различия между странами, входящими в эту группу, значительны. Основным отличительным фактором является разгосударствление услуг.

    В Средиземноморских странах уход осуществляется семьей. За исключением Италии, государственные службы социальной поддержки взрослых и детей в этих странах чрезвычайно малочисленны, а рынок услуг, относящихся к сфере социальной поддержки, не развит. В Германии же разгосударствление социальной поддержки означает нечто большее. В случаях, когда семья не осуществляет социальную поддержку, эта функция чаще всего закономерно переходит к добровольческому сектору услуг. Это значит, что в Германии сформирован относительно широкий добровольческий, псевдо-регламентированный сектор, который с помощью государственного финансирования предоставляет услуги, относящиеся к сфере социальной поддержки и ухода как за престарелыми, так и за детьми. Во Франции же проводится четкое разделение между социальной поддержкой детей и уходом за престарелыми. Лишь уход за детьми там осуществляется за счет государства, а добровольческий сектор играет в этом минимальную роль. Во всех этих странах основным затруднением стало снижение предложения и ресурсов ухода в рамках семьи. Женщины больше не оказывают уход в прежнем объеме по причине либо нежелания, либо необходимости быть активно вовлеченными на рынке труда (первым на эту тенденцию обратил внимание Морони).

    Другую разновидность подхода к социальной поддержке можно обнаружить в государствах благосостояния бевериджской модели (в Европе — Великобритания и Ирландия). Как и во Франции, в этих странах существует четкое разделение между уходом за детьми и за (престарелыми) взрослыми. Но, в отличие от Франции, уход за детьми там осуществляется во «внегосударственной зоне», тогда как уход за престарелыми — это удел государства. В настоящее время эти государства благосостояния испытывают давление с обеих сторон: ресурсы семьи в плане ухода уменьшаются, также снижается количество ресурсов (как финансов, так и приверженности) на оказание государственных услуг.

    Таким образом, социальная поддержка является ключевым элементом, лежащим в основе анализа государств благосостояния. Более того, она позволяет выявить и то, каким образом европейские государства благосостояния отличаются друг от друга. Она охватывает такие вопросы, как согласованность в отношении принципов ухода за детьми и престарелыми, степень, в которой предоставление услуг по уходу приватизировано или коллективизировано, и вклад в него разных секторов. Главным открытием этой статьи является то, что степень значимости социальной поддержки исторически менялась в зависимости от роли, которую она играла в государственной политике. Этот факт не является широко признанным. Мы хотели бы обратить внимание на то, что социологический контекст социальной поддержки и степень, в которой ее следует считать «проблемой», различались в разное время и в разных регионах. Например, зависимость исторически не рассматривалась так одномерно, как ее позже стали определять в рамках либерального феминизма [Ofen, 1992], и автоматическая коннотация понятия «зависимость» с социальной поддержкой — также современное явление.

    Социальная поддержка также имела различную значимость как область применения программ государств благосостояния. Для того чтобы оценить этот момент, важно провести различие между ожиданиями, принципами и конечными результатами политики государства благосостояния. С исторической точки зрения, сложно поспорить с тем, что в первых программах государств благосостояния, особенно в рамках социального страхования, превалировал элемент оплачиваемой занятости. Признавая, что такие меры были гендерно-ориентированными по сути, то, насколько они вбирают (ли) в себя гендерные и семейные проблемы, непосредственно зависело от степени, в которой они считались влияющими на наличие предложения (мужского) оплачиваемого труда. Сегодня такого не наблюдается. Гендерные вопросы занимают собственное полноправное место в рамках политики государства благосостояния.

    Важную роль в формировании такой повестки дня в государствах благосостояния сыграли два фактора. Во-первых, социально-политическая озабоченность вопросами гендерного равенства вынудила государства благосостояния защищаться и превратила гендерное равенство в предмет открытого обсуждения во всех развитых странах. Во-вторых, как только женщины стали все больше подпадать под категорию оплачиваемых работников, государства благосостояния начали уделять большее внимание тому, каким образом их политика соотносится с женским трудом, как оплачиваемым, так и неоплачиваемым. Озабоченность вопросом уровня предложения на рынке женского труда находится во главе угла концепции социальной поддержки как в государствах благосостояния, так и в обществе в целом.

    Как показано выше, практически все государства благосостояния испытывают кризис социальной поддержки в результате старения населения и сокращения уровня доступности частного неоплачиваемого ухода. Реагируя на этот кризис, государства благосостояния все чаще подвергают корректировке набор услуг, который может предоставляться в качестве государственных, список нуждающихся в социальной поддержке в виде финансовой помощи и уровень социальной поддержки, оказываемой в рамках частного семейного или частного рыночного секторов.

    Примечание: Перевод статьи Mary Daly and Jane Lewis. The concept of social care and the analysis of contemporary welfare states. British Journal of Sociology Vol. No. 51 Issue No. 2 (June 2000) pp. 281–298. Научный редактор перевода – Синявская О.В.

    Кафедра социологии и социальной политики, Университет Квинс, Белфаст, Великобритания Льюис Дж., Кафедра социальной политики и социальной работы, Оксфордский университет, Великобритания
    SPERO | №19 Весна—Лето 2014

    http://www.mirvboge.ru/2015/03/socialnaya-podderzhka-naseleniya-v-razlichnyx-stranax-zapada/

    Еврогруппа одобрила антикризисные меры для помощи экономике на €500 млрд

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 12

    Сколько ЕС потратит на восстановление после вируса

    Страны Евросоюза достигли соглашения о мерах по поддержке экономики, пострадавшей в результате эпидемии коронавируса. Об этом на пресс-конференции в четверг, 9 апреля, заявил Марио Сентену, президент Еврогруппы, в которую входят министры финансов 19 стран зоны евро. «Мы потратили на дискуссии шестнадцать с половиной часов , но мы это сделали», — сообщил Сентену по итогам видеоконференции Еврогруппы. Дискуссия велась в расширенном составе, в ней приняли участие и министры финансов стран, не входящих в валютный союз.

    Министры одобрили три основных пакета мер.

    • Средства на медицинские нужды. Кредиты на сумму €240 млрд будут выделены странам еврозоны для укрепления системы здравоохранения. Эти деньги будут выделены из Европейского стабилизационного механизма (ESM) — фонда финансовой поддержки стран еврозоны. «Кредитная линия будет доступной до момента окончания кризиса», — говорится в тексте соглашения, одобренного министрами по итогам видеоконференции.
    • Помощь работникам. Временная программа по борьбе с безработицей и кризисными ситуациями (SURE) предусматривает выделение порядка €100 млрд. Эти средства пойдут на предоставление всем странам ЕС займов на льготных условиях для финансовой помощи гражданам, которые испытывают трудности с работой.
    • Помощь бизнесу. €200 млрд будут выделены для кредитной поддержки пострадавшим из-за кризиса компаниям ЕС, в частности, малому и среднему бизнесу. Деньги будут предоставлены Европейским инвестиционным банком.

    В общей сложности на помощь европейским странам во время эпидемии будет направлено около €540 млрд. Все механизмы поддержки будут развернуты в течение двух недель. «Еврогруппа согласовала внушительный пакет для реакции на кризис COVID-19 . Европейская система поддержки работникам, малому и среднему бизнесу и другим компаниям на сумму в половину триллиона евро», — написал в своем Twitter глава Евросовета Шарль Мишель.

    Министры Еврогруппы также заявили о готовности обсуждать создание специального фонда для восстановления экономик ЕС после кризиса. «Мы должны начать снимать ограничения с наших экономик, когда это будет возможно, но мы должны делать это очень аккуратно, чтобы затем начать восстановительный процесс», — призвал Сентену. Ранее о намерении снять ограничения на работу торговых точек заявили власти Австрии и Чехии.

    Какие еще меры приняли в ЕС

    Европарламент одобрил выделение €37 млрд пострадавшим от эпидемии государствам напрямую из бюджета ЕС. Эти деньги могут быть потрачены как на помощь бизнесу, так и на поддержку системы здравоохранения.

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 13

    Для спасения европейской экономики были задействованы не только бюджетные, но и денежно-кредитные механизмы. В марте Европейский центральный банк (ЕЦБ) объявил о запуске рекордной по масштабу программы покупки облигаций — на сумму €750 млрд. В ее рамках будут приобретаться как государственные, так и корпоративные бумаги. Цели интервенции ЕЦБ — поддержать финансовую сферу и стабилизировать рынок госдолга стран Южной Европы.

    Почему страны ЕС так долго не могли договориться

    На согласование антикризисного пакета мер потребовалось несколько недель. Больше всего противоречий у стран союза вызвала крупнейшая составляющая помощи — кредиты от ESM.

    Италия и Испания сначала вообще отказывались принимать поддержку в таком виде, настаивая на выпуске так называемых коронабондов — долговых облигаций под общие гарантии всех стран еврозоны. «Мы должны начать работу над общим механизмом для привлечения средств на рынках, которым управлял бы европейский институт», — предложили лидеры Испании, Италии, Португалии в письме к Шарлю Мишелю. По их мнению, коронабонды позволили бы распределить нагрузку поровну на все страны еврозоны, так как пандемия — это общий вызов для всего валютного союза.

    Италия также опасалась, что, предоставив помощь на обычных условиях, европейские союзники потребуют от Рима соблюдать жесткий график выплат и сократить расходы.

    Но против идеи коронабондов выступили, в частности, Германия и Нидерланды, которые не хотят принимать на себя долговые обязательства других стран. «Мы никогда не согласимся на это (коронабонды. — РБК)», — заявил премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. Министр экономики ФРГ Петер Альтмайер назвал идею использования общих долговых инструментов фикцией. Против коронабондов выступают 64% немцев, следует из опроса, проведенного исследовательским центром Insa 27–30 марта.

    В итоге был выработан компромисс: для помощи пострадавшим от пандемии странам будет использована кредитная линия ESM, но для доступа к ней им не придется брать на себя жесткие обязательства. Единственным критерием для получения средств станет согласие использовать их на нужды в рамках борьбы с коронавирусом. Однако после окончания кризиса страны еврозоны должны будут придерживаться ответственной бюджетной политики и укрепить устойчивость своих экономик в соответствии с общеевропейскими правилами, указано в соглашении Еврогруппы.

    «Это стандартный европейский компромисс, когда победу не одержал ни условный Север еврозоны, ни Юг», — констатировал в беседе с РБК старший научный сотрудник нидерландского института международных отношений Clingendael Адриан Схаут. «С одной стороны, Италия и другие страны получат льготные кредиты от ESM на тех условиях, которые хотели. С другой — идея общих бондов пока не рассматривается, а южным странам дали понять, что им придется соответствовать европейским требованиям и не допускать чрезмерно крупных дефицитов бюджета в долгосрочной перспективе», — пояснил эксперт.

    Что будет с экономикой ЕС по итогам года

    На Европу приходится около половины всех случаев заражений коронавирусом — 745 тыс. из 1,5 млн — и более 60% всех смертей от COVID-19 — 65,2 тыс. из 95 тыс. Большинство стран ЕС было вынуждено приостановить работу компаний, запретить крупные мероприятия, ограничить передвижение граждан. Из-за коронавируса ВВП еврозоны в первом квартале этого года может сократиться на 0,9% по сравнению с последним кварталом 2019 года, следует из обзора банка Barclays (есть в распоряжении РБК).

    В целом ВВП еврозоны в 2020 году может сократиться на 6% в годовом выражении, говорится в опубликованном 22 марта докладе британского Центра экономических и бизнес-исследований (Centre for Economics and Business Research). Однако 9 апреля аналитики рейтингового агентства Moody’s представили обзор, в котором прогнозируется, что ВВП еврозоны сократится по итогам этого года лишь на 2,2%. «Наш прогноз учитывает, что [принятые в ЕС] меры бюджетного и денежно-кредитного характера помогут избежать перерастания краткосрочного шока в долгосрочный стресс [для экономики]», — говорится в докладе Moody’s, поступившем в распоряжение РБК.

    Восстановительный рост еврозоны может начаться уже со второй половины этого года, допускают аналитики Moody’s. По итогам 2021 года рост ВВП стран валютной зоны составит 2%, предполагают эксперты. Одобренные в четверг меры — хорошее начало, считает эксперт аналитического центра European Policy Centre (EPC) Янис Эммануилидис. По его словам, теперь главная задача стран ЕС — договориться о стратегии действий по восстановлению экономики и выхода из кризиса. Соглашение Евросоюза об антикризисном пакете мер и смягчение политики ЕЦБ стабилизируют ситуацию с госдолгом испытывающих трудности стран, отметил директор аналитического центра Bruegel Гунтрам Вольф.

    На смягчение экономического шока, вызванного коронавирусом, выделенных ЕС средств должно быть достаточно, полагает Схаут из Clingendael: «Однако в долгосрочной перспективе этих средств не хватит, чтобы покрыть долги стран, образовавшиеся в результате необходимости предоставления помощи компаниям и гражданам». По оценкам Moody’s, стоимость одних только программ помощи бизнесу и рабочим во время пандемии оценивается в 18% ВВП еврозоны (более €2 трлн), и госдолг многих европейских стран возрастет в результате кризиса.

    http://www.rbc.ru/politics/10/04/2020/5e8c96fe9a79479c207bb166

    В России появился навигатор по мерам поддержки населения во время пандемии

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 14

    Агентство стратегических инициатив (АСИ) создало навигатор по мерам поддержки россиян в условиях распространения коронавируса. Сборник, включающий 32 федеральные меры, опубликован на сайте агентства.

    Документ включает инструкции о том, кто может рассчитывать на поддержку, как воспользоваться конкретной мерой и куда обращаться для её получения.

    Меры структурированы по категориям получателей: граждане России, родители и дети, безработные, учащиеся и учителя, студенты, пожилые люди, люди с инвалидностью, медицинские работники, туристы, иностранные граждане.

    «Наш навигатор поможет нуждающимся семьям сориентироваться в общем реестре предоставляемых государством мер и выбрать подходящий для своей ситуации инструмент», – пояснили представители АСИ.

    Все желающие могут узнать, как дистанционно оформить больничные листы, продлить сроки действия паспортов, водительских удостоверений и банковских карт, приостановить начисления штрафов за услуги ЖКХ, воспользоваться кредитными каникулами или вернуть стоимость билетов на отменённые мероприятия.

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 15

    Для родителей предусмотрены ежемесячные выплаты на ребенка в возрасте до трёх лет и от трёх до семи лет. Доступно также упрощённое оформление материнского капитала и выплат за первого и второго ребёнка до трёх лет, увеличение пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам. Малоимущие семьи могут автоматически продлить субсидию на оплату жилья и услуг ЖКХ, а потерявшие работу в период пандемии – получить социальную помощь.

    Иностранцы, не имеющие возможности выехать из России, получат информацию о том, как продлить срок действия виз и разрешительных документов, а россияне, оказавшиеся за границей, – как оформить заявление на централизованное возвращение из-за рубежа и получить материальную помощь.

    http://informpskov.ru/news/321944.html

    В России появился сервис о мерах поддержки людей и экономики в период коронавируса

    Специальную платформу запустило правительство на своем официальном сайте. На портале несколько разделов: для населения, для предпринимателей и общие. Там подробное описание и инструкция, как получить помощь и какие для этого нужны документы.

    Некоторые услуги можно оформить онлайн. Например, дистанционно встать на биржу труда. А чтобы получить субсидии для малого и среднего бизнеса, можно прямо со страницы сервиса перейти в личный кабинет на сайте Федеральной налоговой службы.

    В ближайшее время платформа будет доработана: при вводе определенных данных система сама будет сообщать пользователям, какие меры поддержки им полагаются.

    http://www.1tv.ru/news/2020-05-04/385196-v_rossii_poyavilsya_servis_o_merah_podderzhki_lyudey_i_ekonomiki_v_period_koronavirusa

    Негостеприимная Европа: как пандемия коронавируса повлияла на миграционную политику ЕС

    В Греции закрыли на карантин миграционный центр в 40 километрах от Афин из-за выявления случая заражения коронавирусом. Об этом сообщило Министерство миграции и убежища страны.

    «Полный санитарный карантин введён сегодня с утра на 14 дней в «старой структуре гостеприимства» в Малакасе. Это решение было принято после того, как в структуре был обнаружен случай инфицирования вирусом COVID-19. Заболел 53-летний афганец, который жил в доме структуры со своей семьёй», — приводит РИА Новости сообщение ведомства.

    Министр миграции и убежища Нотис Митаракис принял решение ввести категорический запрет на вход и выход из этой части центра — по периметру выставлены патрули полиции.

    Напомним, в Малакасе несколько лет назад был построен центр приёма мигрантов на 2,5 тыс. человек. А с середины марта там начала работать «новая закрытая структура», в которой теперь размещают часть незаконно въехавших в страну после 1 марта 2020 года, когда Турция объявила об открытии границы с Европой. Этой категории лиц запрещается покидать территорию лагеря.

    Несколько дней назад коронавирус был обнаружен и в центре приёма мигрантов и беженцев на греческом острове Эвбея. Подтверждены 23 случая заболевания.

    Как отмечает международная независимая гуманитарная медицинская организация «Врачи без границ», в миграционных центрах на территории Греции отсутствуют условия для поддержания гигиены и есть высокая вероятность распространения инфекции.

    Накануне члены Европарламента призвали принять меры по предотвращению распространения COVID-19 в греческих миграционных центрах. По словам представителей комитета Европарламента по гражданским свободам, положение дел с беженцами в Греции требует от Евросоюза скоординированных усилий, чтобы избежать вспышки коронавирусной инфекции COVID-19.

    Напомним, на текущий момент Греция приостановила работу службы по предоставлению убежища. Информация об этом была размещена на сайте ведомства 13 марта. Отмечается, что такая мера предпринята в целях защиты общественного здоровья и ограничения дальнейшего распространения коронавирусной инфекции.

    В свою очередь, в середине марта Берлин принял решение на временной основе запретить въезд и выезд из ФРГ лицам в рамках Дублинского регламента, который регулирует вопрос предоставления убежища в ЕС.

    «В целях сдерживания пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 и недопущения дальнейшей цепной передачи инфекции в пределах ЕС Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев получило указание временно приостановить въезд и выезд из Германии лиц в рамках Дублинского регламента. Настоящая директива вступает в силу немедленно», — говорится в сообщении на сайте Федерального ведомства по делам миграции и беженцев.

    Отмечается также, что ряд других государств — членов ЕС уже приостановили «перемещения в рамках Дублинского регламента и отменили запланированные перевозки». В частности, перестали принимать беженцев Австрия, Венгрия, Бельгия и Нидерланды.

    Напомним, ранее страны ЕС согласовали временное ограничение въезда на территорию Евросоюза из-за распространения коронавируса. Об этом заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен 17 марта во время пресс-конференции.

    «Государства — члены ЕС активно поддержали эту инициативу, и теперь реализация данной меры зависит от них. Страны ЕС заявили, что займутся этим немедленно. Это хорошо, поскольку у нас должна быть единая позиция по вопросу внешних границ. Наше предложение было встречено с большим энтузиазмом», — сообщила глава ЕК.

    Все эти шаги были предприняты в ответ на угрозу ещё большего распространения коронавируса, о пандемии которого 11 марта объявила Всемирная организация здравоохранения. Согласно данным Университета Джонса Хопкинса, заболевание подтверждено в общей сложности более чем у 1,25 млн человек в мире, свыше 68 тыс. инфицированных умерли. В Европе лидером по количеству инфицированных стала Испания (свыше 130 тыс. случаев), за ней следуют Италия (порядка 129 тыс. случаев), Германия (более 100 тыс.) и Франция (около 90 тыс.).

    «Испытывают трудности»

    По словам заведующего отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН Владимира Швейцера, Евросоюз продолжает искать формы и методы борьбы с коронавирусной инфекцией. И ограничение миграции — это одна из мер по стабилизации обстановки внутри ЕС, отмечает эксперт.

    «Миграционные потоки внутри Европы — это, по сути, плохо контролируемая масса людей, а часто и вовсе неконтролируемая. В рамках ЕС мобильность таких потоков крайне высока, поскольку этому способствует принцип открытых границ. И всё это совсем не состыковывается с основным механизмом борьбы с коронавирусом — социальным дистанцированием и локализацией очага заражения», — считает аналитик.

    Швейцер подчёркивает, что в Европе поздно начали принимать меры по предотвращению распространения коронавирусной инфекции, поэтому ужесточение условий миграции не способно в значительной степени повлиять на решение проблемы.

    «Руководству ЕС не удаётся контролировать ситуацию. Брюссель и система здравоохранения Европы оказались не готовы к пандемии COVID-19. На сегодняшний день они не продвинулись ни в создании определённых условий для борьбы с коронавирусом, ни в превентивном медицинском обслуживании — у них с этим вообще очень плохо. Но ещё хуже обстоит ситуация с содержанием беженцев и риском распространения инфекции среди них», — заявил Швейцер.

    По его мнению, особо высок риск тотального распространения коронавирусной инфекции среди мигрантов в странах Южной Европы. «Именно в этих государствах беженцы часто живут в антисанитарных условиях, что является благоприятнейшей средой для COVID-19. Другие причины — это недисциплинированность южан и плохая организация в миграционных структурах», — пояснил Швейцер.

    В свою очередь, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко отметил, что, несмотря на закрытие границ, Еврокомиссия и страны ЕС «до сих пор испытывают трудности в управлении миграционными потоками».

    «То же касается и регулирования пребывания мигрантов на территории Евросоюза. Кроме того, европейское сообщество испытывает трудности с финансированием в условиях пандемии, и это является дополнительным стимулом для отказа хотя бы на время от принятия беженцев», — констатировал эксперт.

    При этом Оленченко прогнозирует, что ужесточение миграционной политики неминуемо приведёт к социальной напряжённости в европейском обществе.

    «Отношения между мигрантами и коренным населением ухудшатся. Увеличение уровня безработицы в ЕС станет дополнительным фактором для этого. Поэтому после того, как Европа победит коронавирус, она столкнётся с другой проблемой, на решение которой у Брюсселя может уйти не меньше времени», — заключил аналитик.

    http://russian.rt.com/world/article/734800-pandemiya-es-migracionnaya-politika

    Эксперт: Государство не спешит с мерами поддержки в условиях надвигающегося кризиса

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 17

    Меры, предложенные президентом РФ для поддержки малого бизнеса половинчатые, но это лучше, чем ничего, считает член совета Конфедерации труда России, бывший замминистра труда РФ Павел Кудюкин. Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», сейчас еще трудно оценить всю глубину надвигающегося кризиса.

    «Наверное, для малого бизнеса это лучше, чем ничего. Но проблема в том, что значительная его часть сейчас вообще будет сидеть без каких-либо доходов. И здесь встает вопрос, как он вообще будет выживать, выживет ли в принципе, и из каких доходов ему платить даже пониженные начисления на зарплату, да и саму зарплату», — заметил Павел Кудюкин.

    Эксперт предположил, что государство решило пока не торопиться с мерами социальной поддержки. «Трудно предложить что-то лучшее, не зная, на какой срок затянется вся эта ситуация с пандемией и какие понадобятся резервы. В принципе, у государства резервы есть значительные. Если исходить только из их размеров, то можно было и более щедрые меры социальной поддержки предложить. Но пока мы видим, что решили обойтись совершенно необходимым минимумом», — пояснил Павел Кудюкин.

    Напомним, что президент Владимир Путин в своем обращении, в частности, предложил снизить размер страховых взносов c 30 до 15% для малых и средних предприятий, где выплачиваются зарплаты выше МРОТ.

    О том, какие меры необходимо предпринимать, чтобы уберечься от заражения, читайте в материале «Росбалта».

    Помогут ли предложения президента россиянам пережить экономический кризис и почему в стране не вводятся жесткие меры по борьбе с эпидемией, в подкасте «Росбалта» рассказал обозреватель Сергей Шелин.

    http://www.rosbalt.ru/russia/2020/03/25/1834651.html

    Андрей Мовчан: «России в плане социальности очень сложно равняться с европейскими государствами»

    День Октябрьской революции, ставшей еще и социалистической, заставляет задуматься: а где в мире остается настоящий социализм? Ведь поддержка государством бедных и недееспособных слоев населения во многих странах также стала результатом Октября 1917 года. В какой степени социальное государство является полноценным в России и какие меры требуются нашей социальной сфере, чтобы таковое государство было крепким, в интервью «Реальному времени» рассуждает известный российский экономист Андрей Мовчан.

    «Определение социального государства в принципе существовать не может»

    — Андрей Андреевич, по Конституции Россия является социальным государством, но так ли это? Многие жалуются, что у нас стало меньше бесплатной медицины, бюджетных мест в вузах, что выплаты безработным и пенсионерам слишком низкие.

    — Должен вас и ваших читателей огорчить — определение социального государства в принципе существовать не может: социальное — это часть речи, это прилагательное, а значит, это все равно, что определять — красивое то или иное государство или нет, сильное оно или нет, а так как это уже степень сравнительная, то можно говорить, какое государство социальнее другого. Сильным в социальном плане государство может считаться, если в нем развиты меры по защите малообеспеченных или малодееспособных слоев населения, и в этом смысле Российское государство, как и во всех остальных своих проявлениях, находится на среднем уровне, если говорить о мире, но значительно выше, чем целый ряд отсталых государств. Конечно, России в плане социальности очень сложно равняться с европейскими государствами — особенно скандинавскими, которые являются самыми социальными государствами, нам сложно равняться с США, где почти половина населения получает ощутимую социальную помощь, но если сравнивать нашу страну с Индией или со странами БРИКС, то мы выглядим вполне достойно.

    — Но сейчас в России заметно социальное неравенство — доходы богатых и бедных слоев отличаются в 16 раз. Хотя считается, что в социальном государстве разница не должна превосходить восьмикратную величину. Может ли такая картина соотноситься с понятием «Россия — социальное государство»?

    — Есть две точки зрения на социальное государство: первая говорит о том, что социальное государство должно стремиться к тому, чтобы не было бедных, а вторая, которую, кстати, активно исповедовали в СССР, говорит о том, что социальное государство — это то государство, где нет богатых. Я сторонник первой точки зрения и считаю, что с точки зрения социальности государства неважно, какой в стране коэффициент Джинни (или по-другому — уровень расслоения) — коэффициент Джинни в России достаточно близок к тому коэффициенту в США, в которых социальное расслоение очень высокое, но при этом уровень жизни относительно бедных в США несравним с российским. И отсюда — задачей нашего государства является не выравнивание уровня жизни, а помощь тем, у кого уровень жизни довольно низкий.

    Вот если мы с вами будем говорить про развитие экономики (хотя это уже отдельная тема), то ее развитие очень сильно завязано на неравенстве, и зачастую именно избыточное неравенство тормозит развитие экономики, но к социальности государства неравенство не имеет никакого отношения.

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 20Фото Дмитрия Резнова

    Конечно, России в плане социальности очень сложно равняться с европейскими государствами — особенно скандинавскими, которые являются самыми социальными государствами, нам сложно равняться с США, где почти половина населения получает ощутимую социальную помощь, но если сравнивать нашу страну с Индией или со странами БРИКС, то мы выглядим вполне достойно

    — Но ваши коллеги говорят, что если бы был введен тот же прогрессивный подоходный налог, который существует в развитых странах, проблема неравенства не выглядела бы столь острой, ведь появились бы средства для его сглаживания — скажем, выросли бы зарплаты, повысились социальные выплаты многодетным, малоимущим. Что бы вы ответили по этому поводу?

    — Эти вещи не имеют отношения друг к другу. В России и экономическая, и социологическая школы очень слабые, и в нашей стране люди говорят вещи, не пытаясь их даже сопоставить с точки зрения логики. Прогрессивный и непрогрессивный налог — это прежде всего способы создания доходов государства, а к расходам государства и к формированию социальной среды налоги не имеют никакого отношения. На сегодняшний день в России доходов государства вполне хватает — бюджет государства на данный момент профицитный, государство тратит меньше, чем зарабатывает, и если вы даже предположите, что создание прогрессивного налога увеличит сборы в бюджет, то эти сборы все равно будут идти в первую очередь в прибыль бюджета, и тут возникает вопрос — если мы хотим увеличить социальные траты бюджета, то почему бы не использовать нынешний его профицит? Мы можем обсуждать, хорошо или плохо иметь прогрессивное налогообложение и как сделать так, чтобы оно выглядело хорошо, но к социальности государства эта мера не будет иметь никакого отношения.

    «Субсидии являются наихудшим способом повышения социальности среды»

    — Значит, все дело в подходах к правильному социальному распределению бюджета?

    — Совершенно верно — все зависит от того, как распределяются доходы, и от того, какие социальные институты при этом создаются и как они работают. Но как показали довольно серьезные эксперименты (за которые в этом году, кстати, дали Нобелевскую премию по экономике), субсидии и денежные вознаграждения для необеспеченных слоев населения являются наихудшим способом повышения социальности среды — эти меры не работают: они не помогают бедным стать менее бедными, они не помогают государству создать более прогрессивную среду, в которой становится меньше бедных. Государству необходимо делать абсолютно другие вещи — нужно создавать в стране систему получения человеком хорошего образования, хорошего здравоохранения, государству необходимо создать систему поддержки в получении человеком профессии, создать поддержку малого и среднего предпринимательства. То есть создание стимулов и инфраструктуры значительно более эффективно для построения социального государства, нежели раздача денег. И что важно — не всегда создание стимулов и инфраструктуры требует денег, а скорее наоборот — например, могут быть введены какие-то налоговые льготы ряду граждан: да, денег при этом становится меньше, но вместе с тем эти льготы помогают государству бороться с бедностью.

    — А повышение МРОТ к ряду мер по созданию сильного государства вы не относите? Согласитесь — с 2020 года, да, он повысится и станет составлять чуть больше 12 тысяч, но ведь слово «достойный» к нему не «приклеишь».

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 21Фото Дмитрия Резнова

    Субсидии и денежные вознаграждения для необеспеченных слоев населения являются наихудшим способом повышения социальности среды — эти меры не работают: они не помогают бедным стать менее бедными, они не помогают государству создать более прогрессивную среду, в которой становится меньше бедных

    «Давно пора переходить к системе фиксид-контрибьюшен, когда на пенсию ты копишь сам»

    — А что делать с пенсионным вопросом? Да, в ближайшие пять лет российский пенсионер будет с каждым годом получать прибавку в среднем в 1000 рублей, но многое ли эти шаги сглаживают? Какой должна быть пенсионная система в социальном государстве?

    — А возможна ли в России практика введения базового безусловного дохода — для начала, скажем, для безработных? Или у нас еще слишком рановато внедрять такую идею?

    Какие меры поддержки населения в европе - картинка 22Фото Олега Тихонова

    У нас в России построено рентное государство, а такое государство живет по своим законам, то есть пока есть рента, оно будет жить именно так, как сейчас. Россия, кстати, не худший вариант рентного государства, разумный вариант, но рентное государство никогда не бывает особо социальным

    «Россия, кстати, не худший вариант рентного государства, разумный вариант»

    — Андрей Андреевич, немало социологов, экономистов говорили, что построить крепкое социальное государство в России мешает отсутствие гражданского общества и роли профсоюзов. Вы согласны?

    — Вопрос очень сложен, и вот почему — дело в том, что когда мы находимся в пространстве, в котором абсолютное большинство населения создает добавленную стоимость, и создает достаточно серьезно (скажем, как было это в классическом индустриальном обществе, где рабочие и крестьяне создавали 90 процентов добавленной стоимости), то это уже и серьезное объединение людей, которое может бороться за свои права и делает государство более социальным — все-таки люди представляют большинство населения. Россия в каком-то смысле является индустриальным государством (раннеиндустриальным государством, если быть точнее) — если не считать нефти и газа, то добавленная стоимость распределена в ней достаточно тонким слоем — эффективность труда маленькая, а экономике нужно много людей, и тут профсоюзы были бы очень эффективным инструментом с точки зрения социальности государства. В России и профсоюзы, и многопартийность — реальная многопартийность, а не марионеточная, конечно, позитивно бы влияли на власти.

    — Если гражданское общество, профсоюзы не давят на власти в вопросах повышения зарплат, снижения налогового бремени для тех же бедных слоев, то качественно социальная политика, стало быть, не будет меняться — по крайней мере до 2024 года?

    — Смотрите: у нас в России построено рентное государство, а такое государство живет по своим законам, то есть пока есть рента, оно будет жить именно так, как сейчас. Россия, кстати, не худший вариант рентного государства, разумный вариант, но рентное государство никогда не бывает особо социальным — иной случай, если рента очень большая, как в Объединенных Арабских Эмиратах или в Норвегии, но в России государство со средним размером ренты, а власть органически не приемлет перемен, то, значит, ситуация будет как сегодня — медленно ухудшаться, будет становиться менее социальной, чуть более жесткой, но без каких-то прорывов. Да, будут возможны какие-то левые откаты, когда под видом социализации государство будет становиться популистским и терять экономику. А когда рентные доходы уменьшатся или сильно упадут (кстати, по прогнозам некоторых специалистов, это случится в России лет через 15—20), тогда России придется пережить некий социальный шок, как это было в начале 90-х. К сожалению, после первого шока мы вышли мало изменившимися, поэтому мы обречены на второй такой шок. И только после второго шока появятся возможности строить настоящее социальное государство. Но для этого всерьез должна измениться экономика страны.

    http://realnoevremya.ru/articles/157059-gde-v-mire-est-socialnye-gosudarstva

    Добавить комментарий

    Мы в соцсетях

    Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях